Грузоперевозки по России и РТ

До 40% дальнобойщиков России остались без заказов.

 Российские дальнобойщики отмечают резкое снижение объема заказов на перевозки. Сейчас это одна из самых обсуждаемых тем в большинстве социальных сетей, где общаются водители большегрузов.

Как рассказали  в Объединении перевозчиков России, кризисная ситуация начала складываться еще с ноября 2017 года и на данный момент только на Урале без работы остались около 40% дальнобойщиков. Поток оставшихся заказов пока перераспределяется в пользу крупных транспортных компаний, но и они не застрахованы от надвигающейся проблемы.

Из сообщений становится понятно, что на востоке страны еще тяжелее. «Дальше Омска не*** делать. Оттуда без постоянного [заказа] хрен выберешься. А про Новосиб и далее вообще слов нет. Хватают, что не приколочено. 1700 км за 26 [тыс. рублей] с 21 тонной… Туда 65 [тыс. рублей] обычно [надо]. Что в голове вместо мозгов?! По ходу пустота кредитная», — сетует Евгений Савельев.

Едва ли не каждый второй участник группы «Дальнобойщик» обращает внимание на чересчур низкие тарифы, которые на фоне снижения заказов предлагают оставшиеся заказчики. «Только по ближайшим к Москве областям. Вяло с работой, да и ставки не радуют», — написал Олег Майданов. «Стоим, пять машин. За такие ставки пусть лучше машины стоят, чем, как многие мои знакомые дармовозы, ездить.

Из числа тех, кто продолжает работать, большинство обслуживает крупный российский ритейл или имеет постоянных клиентов.

Координатор Объединения перевозчиков России (ОПР) по Екатеринбургу и Свердловской области Максим Фокин в беседе с корреспондентом Znak.com подтвердил почти все, о чем говорят в своих соцсетях дальнобойщики. По его данным, сейчас без работы простаивает порядка 40% уральских дальнобойщиков.

По мнению центрального координатора ОПР Марии Пазухиной, сокращение заказов на грузоперевозки все-таки происходит. «Январь — не показательный месяц. По нашему мнению, снижение идет с ноября и составило не менее 30%», — отметила собеседница. В подтверждение она привела несколько конкретных примеров из собственной практики. «Раньше мы работали на направлении Мурманск — Пермь, возили катанку. Сейчас заказчик встал, перевозка стала не нужна», — рассказала Пазухина. Второй пример с юго-востока России: «В ноябре — декабре базы „Магнита“ оказались заполнены под завязку. Потребность в перевозке отпала. Стали разбираться, оказалось, население уже не берет [продукты] в прежнем объеме и магазины перестали выбирать прежний объем склада».

На фоне сокращения заказов, снижения тарифов на перевозку (порядка 25%), роста цен на солярку и запчасти, по мнению центрального координатора ОПР, происходит структурное изменение самого рынка грузоперевозок. С него уходят мелкие частники. «Если раньше мы говорили о соотношении „70% — частники, 30% — крупные перевозчики“, то сейчас соотношение уже примерно 50 на 50%», — говорит Пазухина. Свой вклад в перемены на рынке, как считается, внесла система «Платон», ударившая по небольшим перевозчикам.

Как следствие, происходит перераспределение заказов в пользу крупных транспортных компаний. Они сейчас в некотором роде выступают гарантирующим поставщиком услуги. Правда, если общий экономический спад продолжится, то вскоре и перед ними может встать вопрос о выживании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *